October 29th, 2009

Христос в пустыне

 
Крамской Иван Николаевич, 1872 г.

Просто очень хорошая картина. Без пафоса, человеческая и понятная. Он еще немного посидит, опустив взгляд, потом медлено поднимет взор к небу, посмотрит вверх своими изумительно красивыми глазами, осторожно встанет, стряхнув песок с одежды и уйдет.

Срочно требуются надомницы-шапочницы

Сегодня по радио услышал такое объявление:

«Ателье срочно требуются надомницы-шапочницы!»

И сразу в голове возник целый ворох ассоциаций и образов. Посудите сами, это же просто чудное объявление! Вслушайтесь, это объявление начала прошлого века, если бы его печатали в газете, то в нем, непременно, со всей тщательностью были бы расставлены твердые знаки, а ателье называлось бы «Пьер и Константин» или какой-нибудь «Французский ательеръ». Обращаться нужно было бы в «третий артельевский переулок» и просить Льва Ицковича, не иначе. Как это объявление пробралось в наше время? Может быть, его принесла на радиостанцию трясущаяся старушка в кружевном чепце? Протянула дрожащей рукой клочок старинной газеты, а потом долго шамкала губами, вытаскивая из серого потертого кошелька с фигурной застежкой большую как пряник монету с профилем Николая Второго…
А может быть, это последний из масонов дает тайный знак другому последнему масону, и в тексте объявления скрыт глубокий сакральный смысл? Может быть, таким образом, он вступает в полемику с автором нашумевшей статьи «Россия, вперед!» и выдвигает свою концепцию развития, делится с миром своим видением и пониманием тех глубинных перемен, на пороге которых замерло наше общество? А может быть, он теперь призывает массы к восстанию? Может быть уже сегодня вечером тысячи надомниц-шапочниц по всей России всколыхнуться, выйдут на улицы и, взявшись за руки, будут петь революционные гимны! И каждый день к стенам гордого Кремля будут стекаться сотни и сотни этих отчаянных женщин, до тех пор, пока эти стены не затрещат и не рухнут под их могучим натиском, и не обратятся пред ними в позорное бегство омоновцы и фсо-шники, теряя на пути свои алые корочки и погоны…

Или вот вам другая версия. Надомницы-шапочницы – это очень редкая и почитаемая криминальная профессия. Всем известно, что настоящих надомниц-шапочниц осталось в России не более десятка и добрая половина из них разбросаны по тюрьмам и лагерям нашей родины, где их стерегут в особом режиме по триста гвардейских пулеметчиков, ибо нет никого страшнее, чем настоящая надомница-шапочница. Вы когда-нибудь слышали про надомника-шапочника? Нет? Естественно, это даже звучит как-то коряво, ведь этой профессией может овладеть лишь женщина. Только она способна под покровом тьмы взобраться по отвесной стене в форточку девятого этажа, как тень проскользнуть в прихожую, снять с полки зимнюю шапку, не разбив при этом трехлитровой банки, и тихо, не потревожив безмятежный сон незадачливых хозяев, покинуть квартиру через обычную входную дверь. Воистину, даже вокзальные карманники и щипачи, случись им встретиться с настоящей надомницей-шапочницей, склоняют перед ней голову в почтении, а местные криминальные авторитеты с радостью оказывают всевозможную протекцию, вплоть до празднования в фешенебельном ресторане «Железнодорожник» со стрельбой в люстру и разрыванием рубахи на расписной груди.

Какое же ателье и на какую работу призывает этих теневых гениев преступной профессии? Да еще и вот так нагло, в эфире радиопрограммы? Ах, да это, верно, следователь из линейного отдела решил таким хитрым способом поймать оставшихся на свободе шапочниц. Уже провертел он в своих погонах новую дырочку, начистил кремом глянцевые милицейские ботинки и днем и ночью сидит у телефона с заряженным револьвером наготове, ожидая, когда на эту ловкую провокацию поддастся хоть одна надомница…

Эээх, че только не придумаешь, лишь бы не писать скучный прогноз по ипотеке…

Как работают жулики

День, время четыре часа, звонок в дверь. Отрываюсь от Интернета, иду в коридор. Мне когда в дверь стучат, я свет в прихожей не включаю, подхожу тихо, сначала слушаю, а потом аккуратно смотрю в глазок кого там принесло. Вот и сейчас так, слушаю – тихо. Смотрю – стоит помятый дядя, чуть пошатываясь с протянутой рукой. Взгляд покорный-покорный, в пол опустил и дышит тяжело. Такие на парковках любят три рубля стрельнуть на маршрутку. Ну, я как это дело увидел, интерес к картине потерял, тихонько развернулся и ушел себе назад в Интернет, злосчастный прогноз по ипотеке делать.

Дядя тем временем еще чуть постоял и двинул на третий этаж. Слышу шум. Ну, думаю, алкаш херов, блин, дебоширит, и зачем только замок на подъезде стоит? Вылез опять из-за стола, подошел к двери, прислушался. У нас на третьем этаже соседка пожилая, жутко бдительная, чуть кто в подъезд зайдет, она сразу в милицию звонит. В прошлый месяц  кабельщиков повязали, думали чеченские сепаратисты. А тут потеряла бдительность, дверь открыла и с дядей разговаривает. Видно мало еще канал НТВ расчлененки показывает, мало.
- Это я. Вы меня пустите, - требует дядя.
- Да, вы что, я же вас совсем не знаю! – отвечает вежливая соседка.
- Ну, как! Вы же Лизу знаете?
- Какую Лизу?
- Ну, Лизу, Колину сестру! Вы меня пустите!
- Да, уходите же вы, наконец, не знаю я вас!
- А Мишу знаете? Ну, который под вами живет!
-  Нет там никакого Миши, там Леша живет, уходите сейчас же! – и захлопывает перед ним дверь. А дядя ей вслед: «Дура!» и чуть помедлив, добавляет: «Ебаная». Идет вниз по стеночке. Куда бы вы думали? Правильно, в ту квартиру, где Леша живет. Ну, уже интереснее, дядя, по ходу алкашем больше прикидывается, посмотрим, что дальше будет…

Спускается на мою площадку и стучит в соседнюю квартиру. Там молодая женщина живет с маленьким ребенком. Муж у нее сейчас на работе.
- Кто там?
- Это я, Андрей! Откройте!
- Какой Андрей? – открывает дверь. Ну, е-мое! Канал «Дискавери» видно круглые сутки смотрит вместо маньяко-педафильного НТВ.
- Ну, Андрей! Вы что не помните?
- Нет…
- Ну, вашего мужа Леша зовут?
И тут тетя сдается, говорит «да» и полностью открывает дверь. А дяде только того и надо, сразу включает тренделку и выдает сто слов в секунду:
- Мне ваш муж 100 рублей должен. Я с женой с Никеля приехал, там мы мясо привезли, а автобус сломался, вот я и зашел. Дайте сто рублей, а то нам уехать нужно, у нас там дети голодные…и бла-бла-бла.
Тетя впадает в гипнотический транс, впускает его в квартиру и закрывает дверь! Вы только подумайте! Одна дома с маленьким ребенком, впускает его в дом и закрывает дверь! Все. Эта квартира уже не ее, да и насчет права собственности на жизнь тоже возникают большие сомнения. Там теперь дядя главный.

Тут уж я не выдерживаю, беру с полки резиновую палку с ручкой и иду в гости к соседям. Дверь открывают – картина маслом: тетя стоит с пустым взглядом, за ее спиной ребенок, дядя держит в руках ее сотовый телефон! Я дяде говорю в том смысле, что пора вам, уважаемый, домой, а то вас жена с мясом заждалась, и дети голодные шифоньер доедают. Дядя как по мановению волшебной палочки превращается обратно в мятого алкаша и, не говоря ни слова, двигает на выход. Э, дорогой, телефон даме верни, знаю я ваши приколы. Ах, да, да, конечно, мерси… На выход, на выход, до улицы провожаю, в спину смотрю чтобы из двора ушел и сам дверь закрываю.

Соседка потом благодарила: «Он как сказал, что мужа знает, я сама не поняла, как впустила…». НТВ нужно смотреть почаще.