January 8th, 2010

Про дружбу


Один раз между мной и моим другом по какому-то пустяковому поводу, который уже забыт, легла тень раздора. Если еще вчера мы не проводили ни дня друг без друга, теперь уже несколько дней не виделись и не разговаривали. Это было гадкое чувство и оба мы от него страдали. Разрешилась ситуация очень просто. Его отец собрал нас у себя на кухне, аккуратно налил три стопки малиновой настойки, нарезал ломтями белый хлеб, достал кусок вареного мяса и соль. Все это время мы избегали смотреть друг на друга, сидели молча, глядя в разные стороны. Понятно было, что нас пригласили на разговор, но пока что отец молчал. Выпили, закусили, и только тогда он заговорил своим зычным голосом: «Вы, ребята, должны понять, что дружба – это тяжелый труд». Мы молча жевали, глядя на стол, а он добавил: «И вы должны трудиться, потому что более близких друзей у вас уже не будет». Мы сидели за одним столом, ели один хлеб и понимали, что это правда. Выпили еще, кто-то из нас заговорил, кто-то поддержал и через минуту все обиды были забыты. Стало легко, как раньше и больше мы никогда не ссорились.

Раньше я не задумывался, а сейчас понимаю. Друг – это тот, кого ты можешь не видеть месяцами, но всегда чувствуешь рядом. Он всегда на расстоянии телефонного звонка. Если со знакомым долго не поддерживать связь, то вскоре вы перестанете узнавать друг друга на улице и здороваться, а друг может позвонить в любой день и вас не будет никаких проблем с подбором правильных слов.

Я еду по городу. У всех выходной, а у меня еще много дел, и я чувствую себя немного не нормальным, но на встречу попадается мой друг. Он моргает мне фарами, а я моргаю в ответ. Сквозь тонировку успеваю заметить, что к его уху плечом прижат один мобильник, на втором он набирает номер, а руль держит локтем. У него тоже рабочий день, он тоже работает, живет, так же как и я, у него те же заботы и цели и мы движемся в одном направлении параллельно, хоть и по разным дорогам. И мне от этой мимолетной встречи становится легче, будто я только что долго и обстоятельно разговаривал с ним по душам и я теперь я не чувствую себя одиноким.

Я подъезжаю к офису, оборачиваюсь и вижу довольную морду, выходящую из машины. Это мой второй друг. «Привет, ты что, к нам?». Нет, он просто увидел меня две остановки назад и поехал следом, чтобы поздороваться и поболтать пять минут. Он выкурит сигарету, мы поговорим про машины, про дела, передадим приветы родным и разбежимся до следующего раза. «Когда ты делаешь другу хорошо и не ждешь чего-то в ответ – это и есть дружба, а когда ждешь, то это уже корысть», - так учит нас его престарелый дядя Ваня и это тоже правда. Иногда приходится звонить нужным людям, просто для того, чтобы они тебя не забывали, для поддержания связи, которая может пригодиться, а иногда так звонят тебе. Это не дружба, а дипломатия, которая, несомненно, тоже нужна. Но дипломатия нужна для желудка, а дружба для души.

Третий друг, помимо прочего, является моим внешним жестким диском. То, что не успеваю прочитать я, читает он и потом рассказывает. Я для него такой же внешний диск. Совместными усилиями наш интеллект растет в два раза быстрее среднестатистических показателей и каждую субботу, мы под мирное бурление молока в кальянной колбе, делимся друг с другом теми драгоценными знаниями, которые успели собрать. Мы можем четыре часа подряд ехать в машине, шутить про все, что видим в окне и смеяться дебильным смехом. Если по трагической случайности в нашей машине оказывается человек, мало с нами знакомый, то уже через 10 минут у него взрывается мозг и потом девки на автомойке долго матерятся, отскребая лопаточками его остатки со стекол.

Друзья – это те карты, которые лежат в самом основании карточного домика, составляющего твою сущность. Вынь одну и домик рассыплется полностью. И порой они вынуждены ощущать на плечах всю тяжесть этой твоей сущности, но деваться им некуда, потому что ты для них такая же карта и друзей ближе уже никогда не будет.