May 22nd, 2010

Разговорчик

Приезжал человек со Свердловска, разговаривали:

Я: А у вас в городе есть такой блогер Ройзман, знаешь?
Ч: Который бывший уралмашавец?
Я: ???
Ч: Ну, который депутатом был, который теперь с наркоманами борется?
Я: Да. Он уралмашавец?!
Ч: У нас все знают, лохов в багажнике возил.
Я: Во блин, как жить теперь?

Еще разговорчики

Беседовал сегодня с одним человеком:

1Ч: Кризис это конечно плохо, но бывает и хуже.
Я: Как хуже?
1Ч: Ну, война, например.
Я: А чем война хуже?
1Ч: Ну, как чем? Ты что? На войне ты можешь погибнуть!
Я: А без войны я бессмертный?
1Ч: Нет, конечно, но на войне шансы погибнуть гораздо выше.
Я: Как ты вычислила?
1Ч: Это очевидно, на войне погибает гораздо больше людей, чем в мирное время.
Я: Не думаю, что твоя или моя личная смерть является предметом статистики до того, как она случится. Кто знает где наша смерть поджидает нас? Мы ведь всю жизнь движемся к ней и нас шанс на смерть всегда один и тот же - все 100%, не зависимо от того упадем ли мы, сраженные пулей или захлебнемся в собственной блевотине, лежа под кустом благоухающей сирени.
1Ч: На войне люди испытывают много лишений...
Я: Посмотри вокруг. Я в последнее время читал много воспоминаний ветеранов о войне. Они терпели колоссальные лишения, теряли друзей и близких и сами каждый день проходили по краю. Но они жили. Они были исключительно мотивированы и собраны. В таком состоянии духа можно не только преодолеть любые трудности, но и умереть без жалости к самому себе. Если бы мы могли выбирать место встречи со своей смертью, я бы предпочел пойти в атаку или лечь на амбразуру, безвольному угасанию под капельницами под тяжелыми взглядами родственников.
1Ч: Ты милитарист.
Я: Нет, просто с некоторых пор для меня имеет значение только состояние духа. И все.