November 14th, 2010

Стол

У нас в офисе есть стол. Немецкий. Металлический. Немцы когда-то придумали шутку и очень ею гордились: «Послушай, Ганс, только в Советском Союзе столы делают из щепок, а заборы из дерева! Ха-ха!» Зато только в гребаной Германии заборы делают из бетона, а столы из железа. И это нихрена не смешно.

Стол превосходный. Низкий, устойчивый, сверхпрочный. Совершенно не предназначенный для переездов. Вы скажете: «Какой замечательный стол! Ему уже 20 лет, а он как новенький!». И будите правы. За время работы он сменил десяток мест дислокации и этажей. Все окружающие его финские шкафы не протянули и половину этого срока, а на нем нет ни единой царапины. Ни одного скола лакокрасочного покрытия, ни одной вмятинки, ни одного заусенца. И между тем, это самый отвратительный стол из всех, что я знаю. Во-первых, он весит как бронированная дверь, и переносить его нужно вшестером. Я подозреваю, что если залезть под него (что практически невозможно), подсветить фонариком в самом углу и поскрести перочинным ножиком, то можно увидеть клеймо фабрики «Рейнметалл» или «Крупп» с фашистской свастикой. Скорее всего, его переплавили из 150-миллиметровой гаубицы, списанной с Восточного фронта или из фрагмента лобовой брони подбитого на курской дуге «Тигра». Во-вторых, немецкие инженеры так рассчитали его конструкцию, чтобы ни у кого даже мысли не возникало о его переносе: где бы ты не взялся, везде острые углы, центр тяжести – плавающий, и еще, из него все время сыплются скрепки. Самым непостижимым образом, даже если он совершено пустой. Когда закончатся скрепки, из него посыплются рейхсмарки, стреляные гильзы и железные кресты. В-третьих, он ровно четверть дюйма шире стандартного дверного проема. Этот стол невозможно украсть. Куда бы не утащили его воры, его всегда можно будет отыскать по тянущемуся следу из сбитых дверных косяков, осыпанной штукатурки, по следу из каплющей крови, запаху пота и длинному шлейфу самых грязных ругательств и проклятий.

Сегодня нам нужно было его перенести. В очередной раз. Мы как обычно долго смотрели на него и молчали. «А, может, оставим?», - предложил самый смелый из нас. Потом будто испугавшись, украдкой глянул на стол, понял, что сказал глупость и быстро исправился: «Хотя, чего добру пропадать. Пригодиться еще…»

Я знаю, что он пригодиться. Через много лет, суровый человек с военной выправкой, железной рукой подпишет на нем приказ о наступлении и даст команду пустить стол на переплавку. Из него выплавят шагающего робота с большим черным крестом на груди и он, в который раз пойдет биться во славу Великой Германии. Впрочем, потом он вновь станет обычной железной табуреткой…

 

Чуть не забыл! Из него еще не вынимаются ящики!