e_super (e_super) wrote,
e_super
e_super

Охота на выскочек и нарковолна из Азии. К атаке на Ройзмана

История с «наездом» на фонд Е.Ройзмана «Город без наркотиков» до боли напомнила мне практически идентичную ситуацию, которая сложилась в нашей тихой провинции 11 лет назад. В нашем маленьком уральском городке тоже был свой борец с наркомафией, отчаянно пиарившийся на своей борьбе, с прицелом на кресло мэра. Я помню, как впервые попал в его «реабилитационный центр»….



Квартира на первом этаже жилого дома в спальном районе города. Штук шесть коек с засаленными матрацами, на одной лежит «постоялец». Чтобы не вздумал убежать, пристегнут наручниками к металлической раме.

- Пацаны, отстегните, а? В туалет нужно…

Дежурный по центру отковал бедолагу, помог подняться, но тут, же защелкнул браслеты на его руках, чтобы чего не вышло. Постояльца, парня лет двадцати, привели родители, которые просто не знали, куда еще его можно сдать. Последней каплей для них стали резиновые тапки, которые сынуля стащил у отца, после того как уже вынес все мало-мальски ценные вещи.

...Мы тогда были пацанами, пришедшими на экскурсию посмотреть, как нельзя жить, и надо сказать: увиденное произвело на нас исключительное впечатление. Сам наркоборец не сидел сложа руки, а активно продвигал свой военно-патриотический союз (ВПС), вербовал молодняк и ставил далеко идущие политические цели.

Харизматичный, молодой, говорящий резкие («все беды от черных!»), но обычно правильные вещи («хватит бухать и колоться!»), он быстро завоевывал популярность среди жителей, которых на тот момент наркомания уже реально достала. Был такой период в нашем городке, когда использованные шприцы валялись почти во всех подъездах и у ларьков, а родители боялись выпускать детей на улицу.

Все шло отлично, в гости раз даже нагрянула съемочная группа НТВ, показавшая стране нашего наркоборца настоящим национальным героем. По его личному приглашению приезжал и Юра Шевчук, который тогда еще был не защитником Химкинского леса, а душевным мужиком с хорошими песнями.

Впрочем, проблемы не заставили себя ждать. Местное УВД приступила к акции «Город без наркотиков» (да, да, именно так и называлась), а наркоборец подрядился безвозмездно помогать милиции. Правда, при этом действовал не совсем законными методами, чего, впрочем, и не скрывал, зная, что потерпевшие все равно не решатся подать на него заявление.

Такое поведение вызвало резкое недовольство у тогдашнего начальника УВД А.Реймера (да, да, того самого, который до последнего времени был главой ФСИН). Может быть, наркоборцу это и сошло бы с рук, но он действовал демонстративно, не скрывая своих методов, и ставил их себе в заслугу. Терпение Реймера лопнуло после того, как ВПС провел показательный суд линча над наркоторговцем, приковав его к столбу и избив до потери сознания. После этого милиция окончательно разорвала все связи с наркоборцем, но это, похоже, не сильно его расстроило, ведь он уже вошел в раж.

Следующей ступенью для него должно было стать кресло мэра города, который еще не знал столь эпатажных кандидатов. Наркоборец, примерив на себя рубаху правдоруба, громил жуликов и воров из бывшей городской администрации, обещая мигом навести порядок в случае своего избрания.

Однако стать градоначальником ему не было суждено. К моменту старта кампании он уже был фигурантом нескольких уголовных дел и арест не заставил себя долго ждать.

Проведя в СИЗО полгода, наркоборец был выпущен на свободу заступничеством прокурора, но выводов не сделал и продолжил активную политическую борьбу - на этот раз за место депутата горсовета. Впрочем, она и теперь продолжалась недолго – на этот раз суд влепил местному правдорубу полновесную шестерку за мошенничество в крупном размере.

Прошли годы, наш наркоборец отсидел свое и вернулся в город. Подрастеряв за время отсидки былые амбиции, занялся самым мирным бизнесом, правда, через некоторое время опять едва не попался, но это уже другая история.

Нынешняя ситуация с Ройзманом пока что развивается ровно по сценарию нашего города, только в более крупном масштабе. Я не берусь судить действия Евгения, так как слышал самые противоречивые оценки его работы. Не берусь осуждать и его самого по этой же причине. Но, очевидно, что он совершил ту самую ошибку, что и наш провинциальный наркоборец – решил конвертировать свою борьбу с наркоманией в политический капитал.

Почему началось такое давление на Ройзмана? Думаю, именно потому, что он стал слишком публичным. Ройзман – это олицетворение неэффективности государственной политики в области борьбы с наркоманией. Согласитесь, сам факт наличия его фонда свидетельствует о том, что власть пока не может справиться с задачей в полной мере (что сама и признает). Поэтому, конечно, как и у нашего Реймера, такой наркоборец начинает вызывать раздражение у ответственных чиновников (да, ты кто такой, чтобы нас учить работать?).

Не знаю, будет ли легче от этого жителям Екатеринбурга, но, думаю, что Ройзмана дожмут. Слишком уж широко стартовала кампания, в которой даже подключились центральные телевизионные каналы.

Между тем, с проблемой наркомании в стране нужно что-то решать в срочном порядке. Через два года грядут серьезные изменения в Средней Азии, а значит, и поток наркотиков оттуда нам контролировать будет сложнее. Хорошо бы, если бы зачистка импровизированных наркоборцев была не просто привычной охотой на выскочек, но и подготовкой к реформе системы. 





Обсуждение на odnako.org

Tags: Наркотики, Однако, Россия, Статья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments