e_super (e_super) wrote,
e_super
e_super

Орден. Часть 3.

Глава 1.
Глава 2 и 1/2.
Глава 2. Продолжение.

Глава 3.

Вот так или примерно так звучала удивительная история, рассказанная Радиком Явдатовичем Рахманкуловым. Сразу же после своего возвращения в Энск, он стал необычайно популярным персонажем. «Энские новости» размещали его фотографию на первой полосе целый месяц, и каждый гражданин считал своим долгом пожать руку Радику Явдатовичу или хотя бы склонить голову в знак почтения и уважения. Такая всеобъемлющая народная любовь обеспечила ему карьерный взлет и общественную нагрузку. Уже через две недели после своего триумфального возвращения, Радик Явдатович сидел в личном кабинете в городской администрации и подписывал важные бумаги. С первой же депутатской получки он пошил себе костюм у лучшего городского портного Семы Леймана. Дивный костюм в полосочку, которому могли бы позавидовать самые отпетые столичные франты. Наряду с этим Радик Явдатович стал чрезвычайно государственным человеком. Все свои решения он пропускал через призму государственных интересов. Не важно о чем шла речь, о выдачи ли гражданке Синюковой участка под огородное хозяйство или о покупке половины буханки белого хлеба в продуктовой лавке, государственный интерес ставился превыше всего. Так, обратившийся к нему однажды предприниматель за справкой, необходимой для введения в эксплуатацию дискоклуба получил письменный ответ следующего содержания:


«По факту вашего обращению отвечаю вам решительным отказом. Сегодня все стремятся понастроить танцулек, вместо того, чтобы дружными усилиями по поручению нашего президента В.В. Путина удваивать валовой внутренний продукт, или проще говоря, ВВП. Я спрашиваю вас, уважаемый господа, если мы сегодня начнем думать о танцульках, кто будет строить фабрики и заводы? Кто даст народу стали и прочего металлопроката? А кто угля? Нет, нет и еще раз нет. В выдаче вам нужной справки отказываю. Советую снести ваш дискоклуб к чертовой матери и построить на его месте машиностроительный завод или предприятие легкой промышленности. Дата, подпись».
Обескураженный таким поворотом дел предприниматель сначала впал в уныние, а потом попытался дать взятку Радику Явдатовичу, но был еще более заклеймен позором и вынужден был уехал из города в соседнюю область развивать сельское хозяйство. Гневная отповедь нашего героя целый месяц не сходил с первой полосы местных «Энских новостей» и еще сильнее укрепила авторитет Радика Явдатовича, как человека честного и принципиального. Не за горами были выборы главы муниципалитета и многие всерьез поговаривали о нем как о достойнейшей кандидатуре на этот пост, но судьба вновь обратило свое внимание на нашего героя, и сыграла шутку, достойную пера величайших из драматургов, но по причине сильной занятости оных, попавшую в наше скромное повествование.
Радик Явдатович был на подъеме. До пика карьеры оставалось каких-нибудь пол шага, а потом можно было бы облегченно вздохнуть и целиком посветить себя садоводству и воспитанию внуков, как вдруг случилось важное политическое событие, ставшее для многих личной трагедией. Событие предсказуемое и от этого еще более горькое для миллионов наших соотечественников. Только первая шифрограмма легла на стол директора «Сплавмаша» товарища Баранова, как он, налив трясущимися руками из графина пол стакана водки и забыв ее выпить, включил сигнал тревоги и экстренно созвал всех на стихийный митинг возле проходной.
Он взобрался на крышу небольшого китайского погрузчика и, окруженный взволнованной толпой, расстегнул две верхние пуговицы на рубашке и приготовился говорить.
- Товарищи! – голос его торжественно зазвенел в мгновенно наступившей тишине, - Дорогие друзья! Сегодня случилось…нет… сегодня произошло. Трагический случай, товарищи! Иначе не назовешь!
Баранов достал из кармана смятую шифрограмму.
- Сегодня, 7 мая, ровно в 12.00 по Москве, - голос его задрожал. – В 12.00 по Москве, наш дорогой учитель и вождь… (руки Баранова затряслись, но он последним усилием воли заставил себя читать дальше). Наш, верховный главнокомандующий и просто отец всем нам, дорогие товарищи, наш президент Владимир Владимирович Путин…, он…
Тут Баранов оглушительно всхлипнул, по румяным его щекам покатились слезы, он закрылся от людей рукавом и даже стал оседать, будто собрался падать в обморок. Его мигом подхватили под руки двое молодцев из горячего цеха и помогли спуститься с импровизированной трибуны. В толпе послышался ропот: «Да что же случилось? Пущай дочитает!». Но Баранова уже посадили на скамейку и обмахивали лицо газетой. «Вы что не видите, что человеку плохо! Пущай другой дочитает! Товарищи, кто дочитает? Вон, товарищ Рахманкулов пущай дочитает, ему допустимо шифрограммы читать!». Толпа подхватило предложение и вытеснила из своих рядов Радика Явдатовича. Грузную его фигуру впятером подсадили на крышу погрузчика и сунули в руку изжеванную шифрограмму.
Наш герой нацепил на нос очки в позолоченной оправе и прочитал:
- Сегодня, 07 мая, ровно в 12.00 по Москве президент Российской Федерации В.В. Путин, в полном соответствии с Конституцией Российской Федерации, сложил с себя президентские полномочия в виду истечения их срока.
Слова Радика Явдатовича как тысячетонный молот ударили по притихшей толпе. Кто-то вскрикнул, кто-то, не выдержав, зарыдал, а кто-то решил на месте свести счеты с жизнью, но, к счастью, плотные ряды стоявших рядом товарищей не дали свершиться этому действию. Радик Явдатович еще раз молча перечитал текст шифровки, но ошибки не было. Именно 07 мая, именно в 12.00 по Москве. Такое горе. Он поднял глаза и поверх очков посмотрел на заводчан. Мужчины были хмуры и все как один сжимали в кулаках свои картузы, женщины заламывали руки в невыносимых стенаниях и причитаниях. Казалось, даже солнце померкло в этот миг. Но вдруг зазвенел заводской звонок. Пронзительно, будто прочертил в судьбах людей жирную черту, но вместе с тем обнадеживающе, как предвестник новой еще более счастливой жизни. Услышали ли этот посыл заводчане или нет, нам не известно, но все они разом прекратили рыдания, приняли повседневное выражение лиц, свойственное для середины рабочего дня и бодро поспешили на свои места. Менее чем за 4 секунды площадка у проходной приняла свой обычный облик. Только Баранов остался сидеть на лавке, да Радик Явдатович сильно кряхтя и потея, спускался с погрузчика.
- Не везет мне, товарищ Баранов, - сказал он, отряхиваясь и присаживаясь рядом. Баранов смотрел пустым взглядом в дальний угол площадки.
- Вот только новые очки купил и те подавил. Зря я на верхотуру эту полез, можно было снизу прочитать, - говорил он, с сожалением разглядывая остатки оправы.
Баранов вздрогнул и перевел взгляд на Радика.
- Дурак, ты Рахманкулов. За что тебе только орден давали. Очки ему жалко. Ты понимаешь что случилось?
Радик смутился и попытался оправдаться:
- Ну, понимаю, чего уж там. Беда…
- Ни черта ты не понимаешь! Ты же сейчас, в 12.00 по Москве ни кому не нужный стал. Ты же теперь своим орденом можешь себе зад подтереть и мне заодно. Ты это понимаешь, глупая голова?
У Радика перехватило дыхание:
- Как это зад подтереть… Я этого не позволю! Это попирание моих демократических прав и свобод! Он у меня же есть! Ну, точнее не у меня, а в пушкинском музее, но это не играет значения! Я же в Москву ездил и все меня уважают! Общественность не позволит унизить мое достоинство!
Баранов встал и, не говоря ни слова, тяжелой поступью заболевшего человека ушел в свой кабинет лечиться не выпитой водкой. Радик же Явдатович еще долго сидел на лавке и спорил сам с собой о том, позволит общественность унизить его достоинство или нет. Он еще не понимал, какая угроза повисла над его головой и старательно отгонял от себя дурные мысли. Между тем, развязка не заставила себя долго ждать.

Первым пострадал губернатор области, который был смещен указом нового президента. Следом слетел мэр города Энска, а потом и Баранов отправился в родной Мурманск. На его место прислали нового директора из Нижнего Тагила. Он принялся резать расходы и оптимизировать деятельность предприятия, вследствие чего, полетели новые головы заводских инженеров и экономистов. Зашатался стул и под нашим героем, но самое ужасное ждало его впереди.
Как-то вечером в квартиру Рахманкулова настойчиво постучали. Он как раз ужинал, поэтому крикнул жене: «Наталья! Пойди, спроси, кого там черти принесли, на ночь глядя!». Через мгновение Наталия Вениаминовна Слабоумова, супруга нашего героя оказалась на кухне и сказала: «Радик, там к тебе пришли, кажется, теперь точно на расстрел забирать будут…» Только он хотел назвать ее дурой, как из-за ее спины вышли трое мужчин в милицейских фуражках и главный из них предъявил удостоверение личности: «Радик Явдатович? Следователь прокуратуры, майор Куропаткин, собирайте манатки, поедем на допрос». Радик Явдатович вскочил в негодовании с побелевшим лицом и разразился длинной тирадой, обильно сдобренной непристойностями, смысл которой сводился к тому, что он, депутат, награжденный орденом от самого Путина, не позволит, чтобы какая-то милицейская сволота попирала его гражданские права и свободы. Едва он закончил, как на его депутатских запястьях щелкнули стальные браслеты, и майор Куропаткин сказал: «Был депутат. Да вышел весь. Пойдемте, гражданин Рахманкулов, в кутузку, дело шить будем». Грузная его фигура, сопровождаемая милиционерами, прогрохотала по притихшему подъезду и скрылась в сером уазике так быстро, будто и не было здесь никогда такого жильца, Радика Явдатовича Рахманкулова, уважаемого человека, награжденного орденом от самого Путина и просто достойного во всех отношениях гражданина.
Tags: Майндмэйд
Subscribe

  • Голубятня

    Когда-то, когда я был маленьким, в нашем дворе стояла металлическая голубятня... Мой дед, сам в прошлом голубятник, брал меня за руку и водил…

  • Письмо в Твиттер

    <a href="http://pics.livejournal.com/e_super/pic/000cxsrt/"…

  • Дайджест

    Для тех, кто присоединился к журналу недавно, список старых и не очень вещей, которые на мой взгляд заслуживают внимания. Остальное можно ни читать.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments