e_super (e_super) wrote,
e_super
e_super

Category:

Сорок лет в подземной ловушке. Рассказ о чилийских горняках

Все совпадения случайны.

Педро Эмилио Зальдивар, горячий патриот, в жилах которого клокотала кровь индейцев мапучо, хорошо запомнил дым битвы при Ранкагуа и железную руку самого Хосе де Сан Мартина и если бы ему довелось дожить до наших дней и увидеть то, о чем пойдет речь в нашем рассказе, он бы обязательно сказал, что «этим сукиным детям следовало бы сперва научиться как следует держать в руке свой член, прежде чем браться за руководство страной». И был бы прав, ведь его потомкам еще сто пятьдесят с лишним лет пришлось отвоевывать независимость республики, все ради того чтобы свергнув режим последнего диктатора, спуститься в шахты и продолжать умирать там уже без всякой пользы для дела революции, под присмотром иностранного алькальда.



Сорок лет назад в одном северном городке из-за обвала породы тридцать три горняка, среди которых был потомок знаменитого Педро Эмилио Зальдивара, Патрисио Гилерме Зальдивар, оказались запертыми в подземной ловушке на глубине семисот метров. Под давлением общественности Правительство развернуло широкомасштабную спасательную операцию без особой надежды на успех. Прошло больше двух недель, но горняков все не могли найти. Даже самые отпетые оптимисты перестали верить в их спасение, а родственники горняков заказали в храме заупокойную службу. Какого же было их счастье, когда через семнадцать дней после обвала, спасатели услышали необычные звуки, доносящийся из-под земли – это Красавчик Роберто играл на губной гармошке, тоскуя об оставшейся наверху невесте. Спасатели пробурили тонкую скважину над тем местом, из-под которого звучала музыка и на следующее утро весь мир облетела радостная весть: все тридцать три горняка живы и с помощи записки, привязанной к опущенной в скважину веревке, передают привет своим родным, близким и всем добрым людям планеты.

Вокруг места аварии вырос шумный лагерь из счастливых родственников и репортеров, приехавших со всего мира вести прямую трансляцию о ходе спасательной операции. И днем и ночью на поверхности не прекращались гуляния, пение патриотических песен, а на холме даже установили тридцать три национальных флага по количеству запертых под землей горняков. Ликующие родственники не хотели уходить из лагеря ни на минуту, и запах жареного мяса от их костров наполнил долину, спустился в скважину и так расстроил Толстяка Энрике, что он разрыдался и категорически отказался дальше принимать в пищу, спускаемые спасателями глюкозный таблетки и жидкий протеин. «Моя жена приготовила наверху блинчики с фаршем, я чувствую этот запах! Пусть мне спустят хотя бы кусочек жаркого, и я готов сидеть здесь хоть до скончания веков!» Он так громко рыдал и требовал мяса, что его стенания услышали наверху сквозь семисотметровую толщу горной породы и собранная в срочном порядке Международная Комиссия по Спасению, посовещавшись, решила заменить жидкую пищу, на тщательно утрамбованные горячие блюда. В скважину посыпались измельченные котлеты, свиные окорока, бифштексы и морепродукты, а так же свежие овощи, фрукты, шоколад и сигареты для курильщиков.

Между тем специалисты Комиссии принялись за разработку плана по эвакуации запертых под землей горняков, и очень скоро пришли к неутешительным выводам: достать шахтеров получится не раньше чем, через два-три месяца. Для этого придется пробурить новую шахту специально созданным для этих целей гигантским буром и через нее по одному вытаскивать горняков. Женщины, ожидавшие освобождения своих мужей со дня на день приняли эту новость стойко, как и полагается женам шахтеров, они привыкли подолгу жить в одиночестве, будто жены моряков или политических заключенных прежних времен. В конце концов, никакая опасность их мужьям уже не грозила, Комиссия провела в каменную ловушку электричество, а репортеры умудрились протолкнуть под землю миниатюрную видеокамеру, и теперь вся страна следила за жизнью и бытом этих стойких мужчин практически в прямом эфире. Впервые за всю историю телевидения в этой стране, рейтинги бразильских сериалов рухнули, не выдержав конкуренции нового реалити-шоу, ведь сотни тысяч чилийцев каждый вечер под бутылку доброго вина и горячий ужин с удовольствием следили за тем, как Патрисио Гилермо рубился в карты со стариком Фернандосом. «Взгляни, Толстяк Энрике так раздобрел на жидких пирожках, что ему нипочем не протиснуться в спасательную шахту. Придется ему передать жидкий велотренажер или слабительное, иначе он так и останется в этой шахте навсегда», - такие комментарии частенько отпускали зрители шоу в местных пивных.

Лагерь родственников и друзей рос с каждым днем, особенно после того, как Правительство объявило о предстоящей выплате компенсации женам горняков. По два сентаво за каждый день, проведенный в ловушке. Эта новость вмиг облетела городок и к нему потянулись новые женщины, утверждающие, что они настоящие жены шахтеров. Первый скандал разразился, когда заявление на получение компенсации подали сразу пять жен Маурисио Шутника, каждая из которых предъявила веские и неоспоримые доказательства их душевной и телесной близости. Сам бедолага, узнав о таком повороте дел, сказал, что он лучше останется в шахте навсегда, чем вернется домой и будет выяснять отношения с разгневанными женщинами. Такая интрига подстегнула рейтинг телешоу, а чуть позже Красавчик Роберто поднял его до небес тем, что из глубины своего заточения сделал предложение невесте: «Мы сыграем свадьбу перед самым Рождеством, как только нас достанут из этой ямы! Мы жили с тобой вместе целых двадцать лет и вырастили двух замечательных сыновей, я думаю теперь самое время расписаться. Зови гостей, на полученную от Правительства компенсацию, мы устроим настоящий пир!». Так сказал Красавчик Роберто перед телекамерой и сыграл на своей гармошке праздничный марш, а тысячи репродукторов разнесли его слова по всему миру и, как выяснилось позже, в эту ночь в мире было зачато самое большое число детей за последние триста пятьдесят лет.

Лето подошло к концу, и наступила осень, спасательная операция остановилась – сломался бур, не выдержавший круглосуточной нагрузки. Информация просочилась в прессу, но не попала под землю. Психологи Комиссии строго настрого запретили сообщать горнякам плохие новости. Однако, будто почувствовав неладное, трое шахтеров обнаружили первые признаки депрессии. Они забились в дальний угол, отказались от еды и настольных игр, посматривая из темноты недобрыми глазами. Чуть ранее в лагере появились новые исследователи. Они ходили, укутавшись в черные плащи и уткнув длинные носы в воротники. Прошел слух, что это специалисты из Космического Агентства. Этих людей очень интересовало, как долго смогут шахтеры уживаться в замкнутом пространстве, и какие заболевания будут у них развиваться при этом. Они вошли в состав Комиссии и даже умудрились подсыпать специального порошка в запеканку Толстяка Энрике, так что того пучило целых три дня и от высокой концентрации газов в шахте было принято решение не зажигать некоторое время лампы и спички, чтобы избежать возможной детонации.

Только Патрисио Гилерме Зальдивар первым осознал всю опасность сложившейся ситуации. В то время как его коллеги беззаботно резались в домино, обсуждали своих жен или проявляли признаки депрессии, он сидел, прижавшись ухом к стене, пытаясь услышать тихий рокот гигантского бура. Звук прекратился уже неделю назад и не собирался возобновляться. Сначала, Патрисио хотел обратить на эту странность внимание друзей, но потом решил не тревожить их зря и подождать еще. Когда же, вооружившись карандашом и листом бумаги, он произвел нехитрые расчеты, в его голове окончательно прояснилась очевидная и ужасающая картина, ведь если скважину все же удастся пробурить, то на головы шахтеров должно высыпаться не меньше тысячи тонн грунта, песка и камней, который нужно будет куда-то убрать руками, чтобы расчистить себе проход на свободу. Патрисио решил спросить об этом Комиссию и специалисты ответили, что он совершено прав и именно поэтому бурение прекращено. Сейчас лучшие умы мира моделируют вариант спасения шахтеров с помощью направленного ядерного взрыва. В связи с повышенной опасностью испытаний лагерь родственников и друзей пришлось свернуть, а территорию радиусом в сорок миль огородить колючей проволокой. Прекратилась и трансляция видео из шахты, теперь доступ к нему имели только специалисты из Космического Агентства, а чтобы жители не тревожились, им показывали повторы прежних серий и избранные моменты.

Шахтеры забросили игры и книги, будто сговорившись, начали проявлять признаки депрессии, а под самое Рождество старик Фернандос вдруг зашелся кашлем, исторг из себя сгусток кровавой слизи и умер. «Будьте вы прокляты, чертовы спасатели и чертовы политиканы! Старый Фернандос умер в этой дыре, пока вы обсуждали варианты нашего спасения!», - прокричал в тонкую скважину Толстяк Энрике и растоптал ногами видеокамеру. После этого инцидента специалисты Космического Агентства взяли контроль над операцией полностью в свои руки, усилили охрану территории и оставили Международной Комиссии лишь придумывать новые отговорки для родственников и общественности. Красавчик Роберто забросил свою гармошку, Маурисио Шутник целыми днями сидел, обхватив голову руками, и только Патрисио Гилерме Зальдивар лихорадочно искал пути спасения. По его расчетам где-то совсем рядом должна была пролегать параллельная шахта, которая, вероятно, не была завалена. Он припомнил старые карты и смог точно вычислить ее местоположение, до нее было не больше ста футов. Воодушевленный таким открытием, он растолкал сонных друзей и на последнем клочке бумаги подробно и обстоятельно изложил свои догадки, привязал записку к веревке и дернул три раза, дав сигнал тем, кто наверху поднимать. Бечевка дернулась и как блесна, поймавшая крупную добычу, рванулась вверх, исчезнув в темноте. Ответ пришел на следующий день, дрожащими от волнения руками Патрисио Гилерме прочитал взволнованным друзьям, что специалисты Космического Агентства решили провести долгосрочный эксперимент по имитации полета на Юпитер. Теперь шахтерам придется провести в заточении неопределенное время, пока собранные данные не будут признаны достаточными и удовлетворительными для современной науки. Патрисио обронил записку и под молчаливые взоры друзей ушел в свой угол, больше никто и никогда не слышал от него ни единого слова.

С тех пор к горнякам не поступало никаких вестей с поверхности, они потеряли счет дням и надежду. Иногда, в проблесках ожившей веры, они с остервенением ковыряли ложками и ножами каменную стену в направлении спасительной шахты, но лишь разбивали руки и портили инструмент, впервые столкнувшись лицом к лицу с холодной и бездушной черной неотвратимостью. Временами им на недели отключали электричество, прекращали кормить или наоборот закармливали до одурения.

Через сорок лет после того, как Красавчик Роберто сыграл праздничный марш, эксперимент окончился, спасатели раскопали шахту и нашли в ней одного единственного старика. Это был Патрисио Гилерме Зальдивар. Он сидел, обхватив руками сухие колени и как только его подняли на поверхность, растворился в воздухе, оставив после себя легкую дымку и запах керосина. Эксперимент по имитации полета на Юпитер был признан неудавшимся, но его руководители за добросовестную работу и самоотверженный труд были удостоены высших правительственных наград. Внуки и правнуки шахтеров были уверены, что их деды погибли на войне с зулусами и только трогательная мелодия иногда ночами доносилась из-под земли в том месте и вызывала приступы необоснованной депрессии у окрестных жителей.

Если бы Педро Эмилио Зальдивару удалось дожить до наших дней и увидеть все самому, он бы ничего не сказал, а только посмотрел своими колючими индейскими глазами и ушел бы, не попрощавшись в одно только ему известное место, где люди продолжают жить, бороться и погибать за свои идеалы яростно и бездумно, туда, где нет и никогда не будет бездушной и холодной неотвратимости.

Tags: Майндмэйд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments